Внимание! Мошенники от нашего имени!
Обращаем ваше внимание, что наше издательство не производит набор сотрудников на удалённую работу!

РљРЅРёРіРё издательства Р?мпэто Р’С‹ можете заказать РїРѕ почте РІ нашем интернет-магазине:
lernolibro.ru

Первый словарь международного языка (1887)

14 (26) июля 1887 РіРѕРґР° РІ Варшаве вышла РІ свет небольшая брошюра “Дръ Эсперанто. Международный языкъ. ПредисловiРµ Рё полный учебник. Por Rusoj”<Репринтное издание: Р?мпэто, 2004.>. Это была так называемая “Первая книга” языка, впоследствии получившего РїРѕ псевдониму автора название эсперанто.
На 40 страницах “Первой книги” помещается предисловие, в котором Заменгоф обосновывает идею международного языка, выдвигает требования к такому языку и описывает использованные им принципы и конкретные пути построения “интернационального языка”; образцы текстов на “интернациональном языке”: “Отче наш”, отрывок из Библии, образец письма, оригинально написанные на эсперанто стихотворения Л. Заменгофа “Mia penso” (“Моя дума”) и “Ho, mia kor’”, (“О, мое сердце”) и перевод из Гейне; “Полный учебник интернационального языка”, состоящий из трех частей: А) Азбука, В) Части речи, С) Общие правила. Части В) и С) включают каждые по восемь правил, сформировавшие впоследстие 16 правил фундаментальной грамматики.
На отдельном листе был отпечатан “интернационально-русский словарь”, который сопровождался следующим предисловием: “Все, что написано на интернациональном языке, можно понимать с помощью этого словаря. Слова, составляющие вместе одно понятие, пишутся вместе, но отделяются друг от друга черточкой; так, например, слово frat’in’o, составляя одно понятие, сложено из трех слов, из которых каждое надо искать отдельно”. Так появился первый словарь нового языка, включающий 917 корней.
6 сентября 1887 г. вышло польское издание “Первой книги”, 24 ноября — французское и немецкое. 2-е и 3-е русские издания “Первой книги” вышли в декабре 1887 г. и в 1889 г.
Первый словарь эсперанто, конечно, РЅРµ отличался полнотой, хотя РІСЃРµ, что было “написано РЅР° интернациональном языке”, действительно можно было “понимать СЃ помощью этого словаря”. Р? несмотря РЅР° развитое словообразование, СЃ его помощью еще нельзя было составить даже всех тех необходимых слов, которыми РјС‹ пользуемся РІ повседневной речи. Такая краткость Рё неполнота первого словаря РЅРµ была случайностью Рё являлась РЅРµ недостатком, Р°, скорее, его достоинством Рё РѕРґРЅРѕР№ РёР· причин того, что новый язык привлек РЅР° СЃРІРѕСЋ сторону большое число сторонников Рё стал живым языком. Его создатель понимал, что РѕРґРёРЅ человек РЅРµ может Рё РЅРµ должен произвольно составить РІСЃСЋ лексику языка — это должен сделать языковой коллектив РІ процессе естественного использования языка РІ устной Рё письменной форме. Р?менно эта первоначальная краткость, возможность быстрого изучения Рё перспектива творчества привлекала первых эсперантистов, РІ то время как объемный словарь, содержащий большое количество специальных терминов, только отпугнул Р±С‹ РјРЅРѕРіРёС… энтузиастов. Особенностью этого словаря являлось то, что это был словарь РЅРµ функционирующего живого или РєРѕРіРґР°-то функционировавшего мертвого языка, Р° словарь языка, еще никем, РєСЂРѕРјРµ его автора РІ СЃРІРѕРёС… немногочисленных произведениях Рё переводах, РЅРµ используемого. Его РѕСЃРЅРѕРІРЅРѕР№ целью было дать жизнь РЅРѕРІРѕРјСѓ языку, СЃ его помощью этот язык изучали первые его сторонники.
В предисловии к “Первой книге” Заменгоф пишет, что он дает своему проекту один год испытательного срока, после которого будет определена окончательная форма международного языка: “…Я человек, и мог ошибаться, мог сделать какой-нибудь промах, мог оставить не присвоенным языку нечто такое, что было бы для него очень полезным. Поэтому, прежде чем издать полные словари и приступить к изданию газет, книг и т.п., я представляю свое дело на год обсуждению публики и обращаюсь ко всему образованному миру с просьбою высказать мне свое мнение о предложенном мною языке”.
Эту мысль РѕРЅ развивает РІ “Прибавлении РєРѕ второй книге” (Варшава, 1888), указывая РЅР° перспективу постепенного развития словарного состава эсперанто РІ процессе общественного творчества, РїРѕРґРѕР±РЅРѕ естественным национальным языкам: “Словарь, который включен РІ РјРѕСЋ брошюру, является РЅРµ полным. Р? читатель РЅРµ должен удивляться, что РѕРЅ РЅРµ находит РІ нем РјРЅРѕРіРёС… слов: СЏ РЅРµ имел намерения сам издать полный словарь Рё создать РїРѕ моему собственному РІРєСѓСЃСѓ весь язык СЃ головы РґРѕ РЅРѕРі. Потому что, РІРѕ-первых, создание совершенно полного словаря — работа РЅРµ выполнимая РѕРґРЅРёРј человеком, так как число слов РІ человеческом языке бесконечно (…), РІРѕ-вторых, РІ таком важном деле, как всемирный язык, личный РІРєСѓСЃ Рё решения РѕРґРЅРѕРіРѕ человека должны играть РїРѕ возможности наименьшую роль, так как РѕРґРёРЅ человек РЅР° каждом шагу ошибается (…). Чтобы язык РјРѕРі единообразно развиваться, несмотря РЅР° разрозненность его приверженцев, было необходимо создать общую РѕСЃРЅРѕРІСѓ, РЅР° базе которой РІСЃРµ могли Р±С‹ работать. Этой общей РѕСЃРЅРѕРІРѕР№ должна быть РјРѕСЏ первая брошюра (Международный язык. Предисловие Рё полный учебник), которая включает полную грамматику языка Рё достаточно большое количество слов (…). Р’СЃРµ остальное должно создаваться человеческим обществом Рё жизнью, как РјС‹ наблюдаем это РІРѕ всех живых языках (…). Если какое-то слово нельзя найти РІ изданном РјРЅРѕР№ словаре Рё невозможно создать РїРѕ правилам словообразования международного языка или заменить РґСЂСѓРіРёРј выражением, тогда РІСЃСЏРєРёР№ может создать это слово РїРѕ своему собственному РІРєСѓСЃСѓ (…)”.
Г. Вареньен указывает на умелый подбор слов первого словаря, который сразу же после его появления позволил первому эсперантскому поэту А. Грабовскому переводить произведения таких великих писателей как Пушкин и Гёте.