Внимание! Мошенники от нашего имени!
Обращаем ваше внимание, что наше издательство не производит набор сотрудников на удалённую работу!

РљРЅРёРіРё издательства Р?мпэто Р’С‹ можете заказать РїРѕ почте РІ нашем интернет-магазине:
lernolibro.ru

Период 1905 — 1917 гг.

Этот период эсперантской лексикографии проходит под знаком становления лексикографии регистрирующего типа. Правда, большинство словарного материала лексикографы черпают из словарей предшествующего периода, а также из появившихся к тому времени эсперанто-эсперантских словарей, однако они уже имеют возможность в своей работе опираться на издающуюся в значительном количестве литературу и периодику на эсперанто.
В русской лексикографии эсперанто появляются новые имена — Н.В. Корзлинский, В.В. Радван-Рыпинский, Н. Кабанов, П.С. Стоян, А.А. Сахаров и другие. Но, конечно, авторитет Заменгофа остается неизменным, отдельным русским изданием многократно выходит Fundamento, в 1905 и в 1910 гг. переиздается его русско-эсперантский словарь, продолжается практика выпуска изданий, “просмотренных” Заменгофом. Так, был “просмотрен” Заменгофом русско-эсперантский словарь Н. В. Корзлинского.

В 1909 г., через 20 лет после появления русско-эсперантского словаря, выходит в свет долгожданный эсперанто-русский словарь Л.Заменгофа (Заменгоф Л. Полный словарь международного языка “Эсперанто”. Часть эсперанто-русская. Vortaro Esperanto-Rusa. Москва, 1909.). По мнению Г. Вареньена, этот словарь можно считать главной частью наследия Заменгофа.
Словник этого словаря, не являющегося непреложным законом для эсперантистов, гораздо шире словника UV. В него включено большое количество интернационализмов терминологического и общеупотребительного характера, географических названий, которые или являются заглавной единицей и могут иметь внутри словарной статьи производные от них, или включаются в словарную статью в качестве производных. (Заметим, что в UV нет слов, обозначающих нации, национальные языки, страны и т.п.) Кроме того, в словарь включается большая группа новых слов, заимствованных из разных языков и получивших распространение в литературе. По выражению автора, этот словарь не включал “в себя что-либо новое”, а просто представлял собой “как можно более полное собрание слов, которые в настоящее время встречаются в эсперантской литературе и в иноязычных словарях эсперанто”. Другими словами, Заменгоф делает попытку исходить из узуса в построении словаря.
Наиболее полными русско-эсперантскими словарями этого периода являются словари Е.В. Радван-Рыпинского (1908) и Н.В. Корзлинского (1910). Они включают (по данным: Ockey E. A Bibliography of Esperanto Dictionaries. Banstead, 1982, pp. 144-145) соответственно 17 000 (плюс 5720 слов в приложении) и 24 250 слов. Такое увеличение объема достигалось в основном не за счет включения новых корней, а за счет введения большого количества производных слов. Общей важной чертой этих словарей является стремление давать переводы всех основных, в том числе и образных, значений русских многозначных слов. Широко используются иллюстративные примеры, делаются первые попытки перевода устойчивых словосочетаний, крылатых выражений и фразеологических оборотов. Однако, с точки зрения современного словоупотребления, не все слова, вошедшие в эти словари, сохранились в таком виде свой облик в современном языке. Наибольшим изменениям, естественно, подверглись полиморфемные конструкции, строение которых постоянно совершенствуется в процессе живого словоупотребления, хотя сами по себе они не становятся непонятными или неправильными, так как они построены из элементов и по правилам эсперанто.
После издания своего словаря Рќ.Р’. Корзлинский РјРЅРѕРіРѕ работал над его пополнением. Рљ сожалению, его СЂСѓРєРѕРїРёСЃСЊ погибла РІ 1924 Рі. РїСЂРё пожаре, уничтожившем значительную часть архива РњРѕСЃРєРѕРІСЃРєРѕРіРѕ Р?нститута Эсперанто, журнала “Ondo de Esperanto” Рё книжного магазина “Эсперанто”.